osvita.mediasapiens.ua

«Ми забираємо всіх! Без скорочень, без звільнень!»

У зустрічі також взяли участь голова Профспілки працівників культури України Людмила Перелигіна, голова Держкомтелерадіо Олег Наливайко, голова профспілки НТКУ Сергій Шерін та інші.

Людмила Перелигіна розпочала зустріч зі слів: «Ви знаєте, що закон про створення суспільного мовлення вступив в силу і назад шляху немає. Цей процес безповоротний. Тому профспілка однозначно каже: суспільному мовленню бути! Але, поліпшуючи якість інформаційного обслуговування населення, ми не повинні забувати, що будь-які зміни несуть ризики для працюючої людини, а профспілка не може допустити порушень нормативно-правової бази людини під час цих змін».

За її словами, профспілка разом із Держкомтелерадіо ледь не щодня ведуть роботу, щоб не допустити порушень чинного законодавства під час реорганізації. Про результати цієї діяльності вони постійно інформують свої осередки. Але одна справа — отримати письмову інформацію, а інша — почути її з перших вуст. Тому було прийнято рішення щодо зустрічі голів первинних організацій обласних телерадіокомпаній та установ і організацій, підпорядкованих Держкомтелерадіо, які будуть реорганізовуватися, з керівництвом Комітету й членами комісії з реорганізації. Присутні мали можливість не тільки почути інформацію з перших вуст, а й поставити запитання щодо реформи.

У відповідь Олег НаливайкоподякувавЦентральному комітету профспілок і первинним організаціям за конструктивну й виважену державницьку позицію в ході цієї дуже складної реформи. «Вона складна для семи тисяч наших колег, які працюють у сфері державного телерадіомовлення. Колись, у середині 80-х років, коли була перебудова, було модно цитувати японське прислів’я: “Не дай вам Бог жити під час змін”. Ми навчилися долати ці труднощі. Я абсолютно переконаний, що все в нас буде добре», — сказав він.

За його словами, після 25 серпня, коли було підписано наказ на виконання постанови Кабінету Міністрів про внесення змін до закону про телерадіомовлення, була величезна кількість дзвінків і запитань від директорів ОДТРК. «У багатьох було враження, що коли щось поміняється, то буде не так... Після того, як ці кроки зроблено, ми маємо усвідомити, що повернення назад неможливе. Нічого не поміняється, це особиста ініціатива президента і прем’єр-міністра, вони чітко розуміють усі ризики, а вони тут, безумовно, є. Але вони розуміють і інше — якщо ми обрали європейський шлях, то не може так бути, що щось виконуємо, а щось ні, ми або стаємо європейською державою, або не треба було взагалі розпочинати. Що кардинально міняється із створенням суспільного мовлення? В першу чергу, наглядова система, система управління. Іншими словами, за деякий час буде той момент, коли від імені уряду Держкомтелерадіо має передати ключі, сейфи, печатки безпосередньо сформованій громадськістю наглядовій раді», — зазначив він.

Пан Наливайко також повідомив, що у відкритому онлайн-доступі тепер з'являється «Інформаційний бюлетень», у якому даються відповіді на всі запитання. Він також запросив усіх зацікавлених брати участь у засіданнях комісії з реорганізації, на якій обговорюють поточні питання реформи.

«Мені ставили питання про стосунки з НТКУ. Ми союзники. Так, у нас були протиріччя, ми рік вели дискусії публічно й непублічно, але ключові моменти в нас зараз погоджені, й ми йдемо разом, тому досить інтенсивно рухається реформа. Уже відбулися певні організаційні моменти. Коли ми зустрічалися тут із директорами, я їм сказав: у нас одне прохання, ми розпочинаємо дуже непростий шлях, у кожного є право — або з нами в цей човен сісти і намагатися робити так, щоб ми всі разом добре подорожували, або завершити свою кар’єру в галузі державного телебачення і радіомовлення, очолити ліквідаційну комісію, і ми з розумінням до цього поставимося. Абсолютно всі керівники ОДТРК з нами вирушили в цю подорож (крім Харкова, але там Сергій Гулеватий уже перейшов на іншу роботу). Це для нас теж показник того, що наші керівники ОДТРК — оптимісти. До багатьох є претензії, певна критика, але зараз такий період, коли нам треба така стабільність, і тому ми цією командою рухаємося далі», — сказав голова Держкомтелерадіо.

Найбільше інформації, яка цікавила представників профспілок, повідомив присутнім перший заступник гендиректора НТКУ Олександр Харебін. Зокрема, він сказав, що зміни незворотні, на першому етапі скорочень не буде, будуть на другому, орієнтовно із січня 2016 року. За його словами, НТКУ виконує все, що обіцяє, наразі вже зареєстровано 27 філій НТКУ (всі ОДТРК, кілька ДТРК, канал «Культура»), майже всі генеральні директори ОДТРК (крім Сергія Гулевського з Харківської компанії) очолили ліквідаційні комісії й займаються реєстрацією філій у регіонах та переведенням працівників і майна з ОДТРК до філій. Також зараз вносяться зміни до статуту НТКУ: про те, що НТКУ переходить із підпорядкування КМУ до Держкомтелерадіо, про можливість регіонального та радіомовлення. Після цього стане можливим об’єднання з НРКУ. Найближчими днями до філій буде доведено штатні розписи в рамках НТКУ. Наразі не всі працівники ОДТРК зможуть перейти на посаду з аналогічною назвою, тому що в штатному розписі НТКУ немає 27 головних продюсерів тощо. Але ця ситуація тимчасова, згодом штатний розпис знову зміниться, буде введено всі необхідні посади.

Окремо пан Харебін зупинився на створенні наглядової ради, переоформленні ліцензій, оформленні майна, фінансування. Припустив, що 1 квітня 2016 року суспільний мовник запрацює в повному обсязі.

Після виступу Олександр Харебін відповів на низку запитань. «Телекритика» друкує його виступ повністю:

– Я пришел в НТКУ не из Союза журналистов (при этом сам я член Союза журналистов). Я пришел из бизнеса — был и главным редактором, и журналистом, и статьи писал, и бизнесом руководил, поэтому мне достаточно понятны как управленческие проблемы, так и проблемы сотрудников.

Изменения неотвратимы, было много дискуссий в коллективах — и в нашем коллективе, и на «Укртелефильме» о том, что давайте перепишем закон, давайте откатим, давайте отменим, все не так, все неправильно. Откатить ничего нельзя, изменить ничего нельзя. Не потому что все идеально, а потому что это уже обязательство государства Украина, которое легализовано всеми необходимыми госорганами, визировано президентом и премьером, и реформа идет так, как и должна идти.

Закон в некоторых частях несовершенен, имеет маленькие, но нам заметные недоработки. Наверное, если бы было больше времени, если бы на нас не давили обязательства по финансированию, мы бы могли сделать все немного по-другому. Но понимая все это, мы идем так, как мы идем.

На самом деле вы не просто вступаете в период изменений, вы вступаете в постоянный цикл периода изменений. До момента создания Общественного нас всех ждет еще, как минимум, две реорганизации, как минимум, касательно штатного персонала. Естественно, мы будем отвечать за юридические последствия, будем рассказывать вам о том, как мы это видим, будем советоваться с вами.

Я начну с начала. Национальная телекомпания Украины в сентябре зарегистрировала областные филиалы, имея право это делать на основании собственного устава, с ведома Госкомтелерадио. Теперь есть наши филиалы по всем областям и двум городам Украины (есть у нас две особые телекомпании, которые привязаны не к областям, а к городам). Всем директорам филиалов было предложено перейти руководителями филиалов, и мы очень рады, я скажу без пафоса, что нам поверили. Это было джентльменское соглашение. Все обязательства мы выполняем — мы открыли филиалы, директора перевелись, все до единого, нет никакого саботажа.

На сегодняшний день существуют юридические лица в виде региональных дирекций Национальной телекомпании Украины, есть все выписки из государственного реестра, что филиалы зарегистрированы. По состоянию на завтрашнее число все директора филиалов получат положения об их работе и доверенности на директоров филиалов. Директора филиалов должны будут зарегистрировать у себя в областях фактически свои филиалы, получить код ЕДРПУ, встать на учет во всех фондах, в казначействе, и только после этого будет возможен переход людей из областных телекомпаний в эти созданные филиалы. Вопрос двух-трех дней.

Самое важное — все, что НТКУ обещает, мы выполняем. Если наши партнеры в регионах не будут подводить и будут выполнять свои обещания, мы будем безукоризненно придерживаться того, что мы обещаем. Меня упрекают в том, что не нужно говорить всё Но для того, чтобы не было попыток откатить ситуацию обратно или чтобы не было сомнений в том, что это будет выполнено, мы говорим очень много публичных вещей, которые раньше при прошлой власти делались непублично.

По договоренности с Госкомтелерадио. Несмотря на количество препятствий, сложно измеримых в километрах, все без исключения сотрудники областных телерадиокомпаний переходят в филиалы Национальной телерадиокомпании Украины. Все до единого, кто захочет и изъявит это желание. Мы забираем всех! Без сокращений, без увольнений, без фатальных нарушений чего-либо.

Существует две возможности перевода, это зависит от следующих особенностей. Как вы, наверное, знаете, бюджетная схема нашей сетки НТКУ, ОДТРК и НРКУ отличались: кое-где немножко, а кое-где — сильно. С Национальной телерадиокомпанией очень сильно, поэтому НРКУ идет по особой процедуре, нам еще нужен месяц-полтора, чтобы согласовать штатные сетки.

Сейчас заканчивается штатное расписание ОДТРК и НТКУ, в контексте филиалов областных будут проведены к единому знаменателю, чего ранее не было сделано по субъективным причинам, здесь нет ничьей вины, поскольку все работали в разных сферах. Поэтому мы приводим всех к единому знаменателю — штатное расписание во всех областях будет единым: штатные должности, ставки и все прочее. Мы обещали руководителям областных компаний следующую вещь: мы гарантируем, что все номинальные заработные платы будут сохранены при одном условии — мы не можем распоряжаться никаким иным зарплатным фондом, кроме того, что выделил Минфин, поэтому если есть на четвертый квартал некая сумма X плюс некая сумма Y спецфонда, то это ваши деньги. За эти деньги ваши руководители начисляют и выплачивают премии, надбавки, коэффициенты. У кого-то они были, у кого-то — нет, есть богатые компании, есть бедные компании. Совершенно специфическая ситуация по регионам, поэтому до момента создания Общественного вещания мы не претендуем на ваши зарплаты, на ваш спецфонд и мы не собираемся вам понижать заработные платы. Единственная просьба, и это основная часть дискуссии с Госкомтелерадио — это унификация штатного расписания. Существует вероятность для порядка 30–35 % людей (я пока сейчас не готов сказать точно), что у них будет номинальное понижение заработной платы в штатном расписании, потому что у нас не существует 17 главных продюсеров или главных телеоператоров, у нас есть один. Но были разные ситуации в регионах. При этом директора ОДТРК/директора филиалов понимают, что обещания о сохранении зарплаты есть, у них есть инструменты в виде премий, надбавок, коэффициентов. Это их задача, задача их финслужбы, задача их юристов — правильно это все обосновать, не подвести себя под уголовную статью и выполнить их обещания перед людьми по сохранению заработных плат.

Перевод людей в областные филиалы будет осуществляться по двум или по трем схемам. Сотрудники, которые будут переводиться на аналогичные должности, аналогичные зарплаты, аналогичные разряды — будут переводиться по статье 34 «Перевод без написания заявления». То есть, по факту реорганизации предприятия, ликвидации. То есть, для людей просто будет изменена запись в трудовой книжке по названию компании. Таких людей на сегодняшний день порядка 65 %, я надеюсь. Где мы видим, что не можем гарантировать оклад в рамках тарифной сетки НТКУ, где у людей понижаются разряды, потому что у нас не существует такого количества неких должностей, этим людям будет предложено написать заявление по переводу по собственному желанию. Директорат гарантирует сохранение заработной платы. Это личное дело сотрудника, переходить или не переходить, принимать наше предложение или не принимать, мы не настаиваем. Но если он его не принимает, тогда запускается механизм, и у него есть два месяца, чтобы попрощаться, это его право.

Это первый этап реорганизации, мы эту реорганизацию планируем завершить до конца этого месяца, в ближайшие два дня. В связи с тем, что зарплаты сентября будут начисляться ОДТРК еще через комитет, мы отдельно сообщим (сейчас идет дискуссия), как пойдет октябрьская заработная плата тем, кого мы переведем. Возможно разделение заработных плат — часть пойдет на филиалы, часть — на ОДТРК, когда мы получим реальную картину по людям.

В условиях этого перевода была договоренность с главами ОДТРК, что мы убираем все вакансии, которые существуют в компаниях. Для понимания масштаба использования фонда заработной платы по системы, штатных должностей в системе 8340–8350, а реально работает 7700–7730. Можете посчитать, что у нас почти 700 вакансий. Для кого-то эти 700 вакансий — фонд заработной платы, для кого-то — другая история по деньгам. Мы гарантируем, что за счет этих денег будем поддерживать сложившийся уровень заработных плат.

Второй этап — это НРКУ

Второй этап — это присоединение Национальной радиокомпании Украины. Мы внесем изменения в штатное расписание НТКУ и предусмотрим в штате НТКУ наличие должностей и персонала, которые пока не предусмотрены в нашем штатном расписании (специфика бюджетного кодекса).

И последний, третий этап, когда мы будем выходить на этап ПАТ «Суспільне мовлення». Будет третье штатное расписание, которое будет утверждаться Наблюдательным советом.

Вот в таком режиме, в режиме филиалов, в режиме вертикально интегрированного холдинга, в который сейчас реформируется НТКУ, мы будем жить до момента создания Общественного — ориентировочно, ближайшие полгода.

По системе управления. Руководителем Национальной телекомпании Украины по-прежнему является и остается Зураб Григорьевич Аласания, который был назначен Кабинетом Министров. Мы являемся полностью подчиненными, это было наше осознанное решение. Были разные схемы, но мы не только что-то требуем от кого-то, мы сами точно так же и отдаем. Мы добровольно перешли из подчинения Кабмину в подчинение Госкомтелерадио, потому что у нас есть полное доверие к Олегу Игоревичу Наливайко и Комитету. Веря, доверяя друг другу, НТКУ является в полном ведении Госкомитета.

Наблюдательный совет. В течение полугода мы живем в режиме бюджетной организации, финансируемой из бюджета по Бюджетному кодексу, по существующей росписи — ни копейки денег больше, чем есть, мы в любом случае не получим. Когда я говорил, что мы гарантируем сохранение зарплат и сохраним существующее финансовое состояние, говорил о том, что мы это выполняем при условии доброй воли и управленческого опыта ваших руководителей на местах. Это задача областных руководителей — так спланировать бюджетную деятельность, свою прибыль и растраты, чтобы это гарантировать. Мы не претендуем на ваши бюджеты, вы не можете претендовать на наши бюджеты. В этом состоянии мы и живем до создания Общественного. Там же находится вопрос за компенсации за отпуска, индексации и всего остального. Мы настаиваем и настоятельно просим — никаких компенсаций при увольнении нет, потому что нет факта увольнения: мы забираем вас с вашими долгами, отпусками и прочими существующими историями.

Я приведу пример НТКУ. Когда я говорю, что мы начинали с себя — мы у себя провели 12 % сокращение, после этого НТКУ три месяца сидело без надбавок и коэффициентов, получало голую бюджетную ставку. Начали с себя, но мы этот этап уже прошли. Второе — это тоже не есть военная тайна, в НТКУ на 1500 человек, которые там были (сейчас 1300), — 400 лет отпусков. Если разделить на 1500 человек, то это по полгода, но масштаб цифры вы понимаете, и если мы начнем выплачивать, то можно вылететь в трубу. Тотальное накопление отпусков — это криминальная и прочая ответственность директоров ОДТРК, НТКУ и НРКУ за то, что это допустили.

Поэтому еще раз говорю, что это иллюзия — что вы перейдете откуда-то куда-то и якобы получите все, что государство вам якобы не дало. Если у ОДТРК есть фонды, и директор филии/директор ОДТРК сможет гарантировать непадение уровня зарплаты на этот период, это его право, мы не можем ему запретить, но это и его ответственность.

По поводу Наблюдательного совета и всего остального. Будет очень много юридических процедур, которые связаны с расширением нашего права на вещание в регионы, расширением права на радиовещание, но это очень понятная процедурная вещь, связанная с изменениями в уставе.

Вопрос лицензии. К моменту создания Общественного вещания, до момента ликвидации ОДТРК все лицензии находятся не на балансе, а в ведении ОДТРК, на ликвидированных компаниях. Все вещание обеспечивается ликвидированными ОДТРК. По нашим ощущениями, процесс ликвидации ОДТРК завершиться в разных компаниях от 5 ноября до 30 ноября (тоже юридические моменты — кто когда донес приказы). На 1 декабря все ОДТРК на местах будут ликвидированы.

Нацсовет ищет законный способ своевременной передачи всех лицензий региональных ОДТРК на НТКУ. После этого эти лицензии будут предоставлены филиалам. Задача, которая стоит пред Нацсоветом, тоже крайне сложная — как передать региональные лицензии национальной компании. Поэтому будут вноситься изменения в устав, и до момента, пока юридические процедуры по узакониванию и формализации права НТКУ на региональное вещание будут закончены, все права будут находиться на ОДТРК. Закон позволяет сохранять все эти и объемы вещания, и трансляцию. Все это есть, за это не переживайте.

Как вы знаете, отчуждение активов запрещено, разбазаривание активов — уголовная ответственность. Людей мы сохраняем, объем регионального вещания планируем сохранить. Мы очень хорошо понимаем, что в регионах вещание идет от 10 часов до 19 из 24, и причин этому очень много, начиная с того, что у там недостаток финансирования. Ситуация понятна. Решить все то, что накопилось за 25 лет, за один день — романтично и наивно, но это одна из задач ближайшей четырехлетки.

Пока мы берем все, что есть, ничего не ломаем, и вместе с вами начинаем менять так, чтоб было хорошо.

За период полгода, пока все будут жить под зонтиком НТКУ… Не стесняюсь сказать под зонтиком НТКУ, потому что вертикально интегрированная компания с единым руководством, находящимся в Киеве, подконтрольная Кабинету Министров и Госкомитету, и касательно финансов, и касательно кадров, и касательно всех вопросов, связанных с функционированием. Пока это государственная бюджетная компания, мы руководствуемся всеми нормами существующего закона, бюджетного кодекса, ограничениями по казначействам, ограничениями по заработным платам и всем остальным «прелестям» бюджетной жизни.

Что такое Общественное вещание? Не боюсь повториться, потому что уверен, что многие не дочитали или не досмотрели. Общественное вещание — это публичное акционерное общество как форма собственности, фактически это госпредприятие, но при этом оно остается бюджетным. Уникальная ситуация в истории Украины, когда мы, будучи на 100% финансируемыми из бюджета, еще и госкомпания. Это прецедент.

Для того, чтобы это причесать или привести в полное соответствие сложившейся ситуации, нами, то есть командой, которая работает над созданием Общественного, инициированы изменения в закон о телевидении и радиовещании, где разрешено прямое финансирование из бюджета Национальной общественной телерадиокомпании Украины. Сейчас в законе о телерадиовещании стоит запрет на финансирование государством телерадиоорганизации. Комитет Верховной Рады знает, будем ожидать правки. Причем мы фактически приводим в соответствие законы, которые следуют из закона про Общественное вещание. В этом законе есть прямая норма — 0,2 % общего фонда бюджета за предыдущий год, там 1 млрд 110 млн гривен на следующий год должно быть выделено, причем выделено из бюджета Украины.

Что эта норма дает для всех. В законе об Общественном вещании есть три пункта, которые вы должны знать. Если Минфин и Верховная Рады будут придерживаться норм закона, то финансирование общественного вещания в следующем году вырастет фактически на 55–60 % существующего объема. Сейчас система телерадиовещания в Украине потребляет 670 млн, без дотаций, без надбавок, в следующем году будет 1 млрд 100 млн. Я не буду сейчас рассказывать, не уполномочен, но государство гарантирует или, надеюсь, прогарантирует резкое увеличение финансирования Общественного вещателя.

Второе. Закон об Общественном вещании подразумевает установление заработных плат Наблюдательным советом. Сейчас мы все живем в рамках бюджетной сетки, и все ограничения бюджетной схемы на нас действуют, и мы вынуждены жить за нищенские зарплаты, которые сейчас существуют. У кого-то они нищенские, у кого-то нет, потому что есть хорошие доходы от спецфондов, у всех по-разному.

Именно это стало одним из камней преткновения, почему постановление Кабмина так долго принималось (порядка четырех месяцев, хотя мы ждали его в двухмесячный срок) — это замечание Минфина и Минсоцсполитики о том, что мы не можем финансировать заработные платы иначе, чем подразумевает Бюджетный кодекс. Хотя это прямая норма закона. Именно этот вопрос очень долго был блоком, который не позволял выдать дорожную карту по реорганизации. Большой объем усилий, встреч, переговоров и разговоров привел к тому, что Минфин и Минсоцполитики на заседании Кабинета министров при участии министра юстиции сняли все замечания, и в едином властном порыве на Кабмине было принято решение запускать создание Общественного вещания без ограничений, четко в рамках закона. Это было заседание Кабмина, это не какой-то там орган, а высшая исполнительная власть сказала о том, что мы можем это сделать, внеся все необходимые изменения в законодательные акты, которые пока еще нас ограничивают. Юристы и Комитета, и наши, и Кабмина рассматривают весь пакет документов, которые необходимо до конца этого года поменять, чтобы ПАТ «Суспільне мовлення» получило финансирование и правильно могло им распорядиться. Чтобы мы ушли от ограничений по бюджетам, по заработным платам и по необходимости тратить деньги четко в соответствии с госзаказом. То есть госзаказ фактически отменен, но все финансисты знают, что мы в любом случае живем по госзаказу.

Кроме вопросов, связанных со слиянием, контентом, есть еще гигантский пласт проблем, которые вы пока не видите. К моменту создания Общественного вещателя нужно много чего поменять. Пока все идет по плану, все работают, все стараются. Я думаю, что мы выйдем на 1 января с необходимым пакетом законов и постановлений, которые позволят нам снять ограничения по деньгам, фактически снять госзаказ и начать распоряжаться деньгами по контенту, и третье — получить те деньги, которые по закону нам предназначены.

Наблюдательный совет. Что такое общественный вещатель? Есть закон Украины об акционерных предприятиях, он стандартный — необходимо наличие наблюдательного совета, который выбирает главу правления. Уже выбраны 8 человек депутатскими фракциями и группами Верховной Рады. Одного человека уже нужно будет переизбирать, Андрей Шевченко назначен послом в Канаде, его должность противоречит возможности быть членом Наблюдательного совета. Андрей Шевченко был от фракции ВО «Батьківщина», от которой мы теперь ожидаем новую кандидатуру.

Были опасения, что будет некий сговор, когда некие люди придут, поставят своего человека, сделают некие действия, которые не обеспечат объективность и независимость. Мне сложно представить, как восемь человек в Верховной Раде с совершенно противоположными интересами смогут договориться в отношении кого-либо. и для того, что разбавить еще больше эту составляющую, в ноябре будут объявлены итоги конференций, на которых будут избраны 9 человек от общественных организаций. На сайте Национального совета вывешены списки общественных организаций, кандидатуры, они проходят конкурс на соответствие закону, включая отсутствие у них бизнес-интересов в телерадиовещании. Не все так хорошо, как казалось, есть моменты, но я думаю, что по окончании конференций мы узнаем 9 людей, которые станут представителями от общественных организаций в Наблюдательном совете. Подача документов на конкурс завершена. Сейчас идет проверка документов, кандидатов, и, если не ошибаюсь, 12 октября запускается процесс конференций. Все конференции в публичном поле, это можно будет смотреть в открытом доступе.

Мы все ожидаем, что в начале ноября Наблюдательный совет из 17 человек будет создан, и мы будем понимать, кто эти 17 людей, которые будут определять будущее общественного вещания Украины. Он будет формировать редакционный совет, обязан дать основы редакционной политики. и ключевое — этот совет в будущем выберет главу правления, который по закону об общественном вещании получает карт-бланш на четыре года. Человек, который станет главой правления, четыре года не может быть отозван, переизбран и так далее. Он может, не дай Бог, заболеть, он может сам уйти в отставку, но механизма отзыва нет. Кроме того, глава правления имеет право на формирование команды правления, которая будет вместе с ним работать. То есть глава правления подает на утверждение Наблюдательному совету членов правления, и наблюдательный совет обязан, по закону, их утвердить.

Когда это состоится, мы перейдем к тому, кто будет определять будущее общественного вещателя. Мы ожидаем, что после создания Наблюдательного совета (условно, ноябрь) юридически процедуры завершаться к концу декабря, максимум, в январе. Там много изменений, начиная с утверждения устава общественного вещателя, заканчивая оценкой активов фонда госимущества, формированием уставного фонда. Это кусок работы, который пока тяжело оценить не то что в месяцах, у некоторых это занимает годы, а мы хотим это сделать в такой короткий, сжатый срок.

Никакого отчуждения нет, все имущество будет переходить с баланса на баланс по остаточной стоимости, фактически по номиналу, для того, чтобы в будущем, когда мы поймем масштабы активов, могли провести их оценку.

Мы все ожидаем, что с 1 апреля общественный вещатель, полноправный с избранным руководством, с Наблюдательным советом, с концепцией заработает в полном объеме.

Минфин на следующий год бюджетную программу закладывал уже по общественному вещателю. Уже в конце декабря-январе мы поймем, как она будет называться. Но Минфин утверждает, что возможно мы будем финансироваться по переходному порядку. Вопрос пока не обсуждается, но понятно, что без денег мы точно не останемся.

Из хорошего. Нет гарантий, но важно этот вопрос поднимать на всех уровнях, не секрет, что основные фонды и в НТКУ, и НРКУ, и ОДТРК не просто морально устарели, они фактически разрушились. Минфин об этом знает, Кабмин об этом знает. Мы подавали объединенный бюджет в Минфин, и Госкомитет. На следующий год нужно 2,5 млрд гривен. Очевидно, что нам столько не дадут, но проблема заявлена, подготовлена вся техническая и специфическая информация о том, что может случиться, если не начать капитальные инвестиции. Потому что иногда ситуация доходит до банальных вещей, когда сломалась какая-то запчасть, дорогая, но мелкая, и эфир просто выключился. Они это знают, поэтому я рассчитываю, что в следующем году по доброй воли Минфина и бюджетного комитета Верховной Рады будущий вещатель впервые за много лет получит некую цифру, которая позволит хоть что-то делать, потому что объем слишком велик.

Из совсем хорошего. Я все-таки рассчитываю, что деньги будут, и мы сможем начать делать контент. Я знаю, как у вас, и у нас работают творческие объединения, мы видим: денег нет, снимать не на что, декорации непонятно какие, студии никакие, техники никакой. Есть разные компании, разная специфика. Мы рассчитываем, что эта сумма будет направлена не только на повышение зарплат, но и на создание качественного продукта. Будет аудит денег каждый год, аудит эффективности каждый год — то, чего раньше не было.

Второй источник контента — это европейские институции, есть Европейский вещательный союз, НТКУ является единственным членом EBU — это объединение общественных вещателей по всей Европе, и эта организация подарила НТКУ в этом году техники на 600 тысяч евро, просто подарила. Техника, естественно, на балансе, все в порядке. Также они нам обещают тысячи часов контента, который мы можем использовать при желании, когда эфир не заполняется.

Мы рассчитываем, что получим деньги на 24 часа вещания. Нам нужно будет смотреть, сколько этот эфир заполняется вами, сколько можем заполнить мы, где можно взять другой контент. Европейцы дают контент, деньги, оборудование, это могут быть большие цифры, которые позволят нам очень быстро пройти этап изменения.

Сейчас европейские, американские фонды очень пристально смотрят на то, как стоится общественное вещание, и гранты, которые раньше выделялись на поддержку независимых проектов, например, «Громадського телебачення», по всей вероятности, пойдут к нам. Но эти фонды будут работать только с независимым вещателем, поэтому государственные компании они не финансируют.

И четвертое. Чтоб вы понимали весь спектр, чем мы занимаемся. Существуют деньги Еврокомиссии, называются «секторальные деньги», деньги на секторальную помощь. Общественный вещатель является секторальной программой на 2017 год. За много лет вперед планируется, поэтому сейчас работаем на предмет того, чтобы общественное телерадиовещание в Украине стало секторальной программой. Это важно европейцам, это важно нам, мы в этом нуждаемся. То есть это не замороженные деньги. Пока не дают. Мы ждем, пока будет создано ПАТ НСТУ. Я очень надеюсь, что дадут.

Питання — відповіді

Костянтин Борсун, Волинська ОДТРК:

– Поки що ми отримали лише наказ про реорганізацію й про те, що створено дирекцію з одним працівником — із генеральним директором. У нас ідеться тільки про телебачення. В наших структурах ОДТРК є й радіо і ФМ-радіостанції. Що з ними робити? Яким чином вони будуть переводитися? Чи передбачені там посади працівників ТО?

Олександр Харебин, перший заступник гендиректора НТКУ:

– На сегодняшний день есть несколько филиалов, в которых один человек — директор компании. Ближайшие дни глава Госкомитета Олег Наливайко подпишет единое штатное расписание по Национальной телекомпании Украины, в котором под каждый филиал будет предложено свое собственное штатное расписание, потому что сейчас идет согласование должностей и людей, которые переводятся.

Последние несколько недель до ночи идет работа по приведению вашего штатного расписания в соответствие с нашей схемой штатного расписания. Вы не будете писать никаких заявлений, вас не будет никто никуда переводить, вы по-прежнему будете являться сотрудниками ОДТРК до момента, пока НТКУ не утвердит новое штатное расписание.

Глава филиала точно так же, как он стал главой, получит штатное расписании филиала от Комитета. и только тогда, когда он зарегистрирует свой филиал в органах местной власти, тогда у него будет завизированное Госкомитетом штатное расписание, и только после этого начнется процесс либо перевода, либо переименования.

Никто не претендует и никто не заставит вас делать ничего, что противоречит тому, что я сейчас сказал.

Касательно радийщиков. Это те немногие, кого мы будем просить переводиться по собственному желанию, потому что в НТКУ пока не существует должности радийщика. То есть с телевизионщиками все просто, только есть вопросы с разрядами, с радийщиками — немножко сложнее, под них будут подбираться названия должностей, которые являются возможными в рамках существующей бюджетной схемы.

Для того, чтобы привести в соответствие Национальную радиокомпанию, где таких людей тотальное большинство, Госкомитетом совместно с нами запускается изменения в постановление Кабмина о бюджетной сетке, где мы хотим предусмотреть все должности, включая радиодолжности. и только тогда, когда мы сможем радийщиков назвать радийщиками, мы сможем втянуть радиокомпанию и вернуть вашим людям, работающим на региональных радио, тот статус, который соответствует тому, чем они занимаются на самом деле.

Павло Гареєв, Миколаївська ОДТРК:

– Моих коллег волнует вопрос сокращения трудового коллектива, которое будет по 1 января. Кто будет попадать под это сокращение, будут ли они получать выходные пособия по сокращению, будет ли это проводиться по соглашению сторон или будет указываться в трудовой книге, что это сокращение?

Олександр Харебин, перший заступник гендиректора НТКУ:

– Делать вид, что сокращений не будет, я не буду. Сокращения будут. В рамках граничных показателей Минфина, в рамках украинского законодательства — за три месяца профсоюзы будут уведомлены, будет месяц на согласование должностей и позиций, и за два месяца люди будут увольняться. Никаких сюрпризов, никаких задних чисел, никаких просьб о собственном желании. Если человек захочет уйти по собственному желанию — это его право, если человек не захочет, он будет сокращен в рамках нового штатного расписания, которое будет определяться объемом финансирования (мы ничего не сочиняем, если у государства есть гривна на зарплату, у нас не станет 1,20). Мы не можем платить больше, чем нам дали денег.

Мы должны понять объем денег на заработную плату, и штатное расписание по всей системе. Чем для всех нас хороша общая система — у нас есть ресурсы, где можно аккуратнее относиться к людям. Потому что сказать одной ОДТРК, условно, что вы должны сократить 30%, то некоторые компании развалятся сразу, а некоторые и не заметят. Не существует граничной цифры, как ранее предполагалось — всем по минус 30 %. Мы сейчас проводим процесс организации, слияния, мы смотрим, общаемся с Минфином и, исходя из тех цифр, которые мы получим, сделаем две вещи. Штатное расписание будет полностью приведено в соответствие с деньгами, которые у нас есть, и объемом вещания и количеством того продукта, который местная компания должны делать. У кого-то активов на 100 человек, а у кого-то 38 в штате.

У нас в НТКУ 1370 человек, из них 500 обслуживают здания и сооружения, реально людей, которые производят контент, еще 500. Остальные — совместители, декретчицы и так далее.

Выплаты все будут. Все, что полагается по закону. Все отпуска, которые накопились.

– Какое будет положение техперсонала в новой структуре?

– Все будет решаться в индивидуальном порядке, не существует единой гребенки, под которую будем все подгонять. Давайте смотреть по зданиям и помещениям. Инженерные должности — что вы обслуживаете, какой объем производства обеспечиваете, и на чем вы обеспечиваете.

Когда у меня, условно, две работающие ПТС, а людей на восемь, возникает вопрос — то ли ПТС докупить, то ли с людьми попрощаться. Вот этот баланс, что мы хотим получить через год или два, будем искать вместе с вами, с профсоюзами. Нет готового решения, все индивидуально, все точечно. Мы планируем поездки в каждый регион, будем встречаться, смотреть ресурсную и техническую базу. и мы прекрасно понимаем, на чем и как вы работаете. Я думаю, что мы понимаем объем инвестиций в будущую модернизацию.

Голова профспілки Національної радіокомпанії:

– У нас так і залишаться такі мізерні зарплати, це ж ненормально?

– До момента создания Общественного, вот эти три месяца, да, конечно.

– Сокращения будут. Вы можете бастовать. Я могу сказать вам адрес: Кабинет Министров Украины, Минфин, Верховна Рада, можете под НТКУ прийти. Это ваше законное право — делать те действия, которые вы считаете нужными. Мудрые они или нет, это ваша жизнь, ваше решение.

Мое мнение — это немудро, потому что на сегодняшний день вас никто не обидел и никак не ущемил. Хотите побастовать? Окей, бастуйте.

Мы много чего наговорили, много наслушались. Давайте шаг за шагом делать свою работу — регистрироваться, делать штатное расписание, переводить. Когда вы поймете, что мы стараемся выполнять все, что вам пообещали, тогда будете говорить… Форс-мажоры, какие-то государственные, к сожалению, могут случиться. Я не могу дать гарантии, что государство не передумает, есть вещи, которые не в моей компетенции. Но я обещаю, что мы будем делать.

Есть профсоюз. Мы не все можем видеть, что происходит на местах. Сообщайте нам.

По радио. Давайте вместе примем решение с профсоюзами в рамках тех изменений, которые мы сейчас запускаем по штатному расписанию, по бюджетной сетке. Инициируйте с Союзом журналистов Украины уменьшение налоговой нагрузки журналистам. Делайте, мы поддержим, мы знаем об этой проблеме, но мы не орган решения.

Дайте задание профсоюзам, дайте задание нашим юристам, чтоб они разработали, что поменять. Удивительная вещь: нас сейчас все слышат, мы вхожи в любые кабинеты, это прямо доступ донесения информации. Раньше это нереально было делать. Проблему знаю. Дайте инициативу снизу.

Запорізька ОДТРК:

– Какова вероятность того, что мы, профсоюзы, поможем вам в реорганизации, а потом обдурят людей? А я потом буду смотреть своему коллективу в глаза — это очень плохо. И второе. Что будет по поводу АТО и с теми людьми, которые уходят в декретный отпуск?

– Почему обдурите?

– Люди боятся тотального сокращения. Ходят слухи, они смотрят телевизор…

– А мы заставляем вас сокращать людей? Слухов много. Я сказал следующее: сокращения будут, размер сокращений будет определяться той суммой денег, какую нам выделит Минфин. Размером той суммы денег, которую мы сейчас, на конец этого года, получим.

По состоянию перевода людей от вас к нам ничего и никто не теряется. Мы никого не просим уволить, сократить. Человек переходит, меняется запись в трудовой. Всё, что будет потом, будет в рамках закона, и четко было сказано, что есть два фактора: наличие денег и объем работы. Вы не можете обмануть своих людей, если скажите им это. Я не знаю сейчас, сколько процентов попадет под сокращение.

По поводу АТОшников и декретчиц, если вы не сможете поймать этих людей и попросить подписать, эти люди будут автоматически переведены в НТКУ по статье 36 по факту ликвидации филиала. Ликвидация и слияние — это полное основание для перевода, заявление их не нужно. Все выплаты сохраняются. НТКУ как объединенная компания — правопреемник всех долгов.

Кто-то про активы говорил. Я не знаю, какое ваше отношение к ПАТ, но закон об общественном вещании запрещает любое отчуждение чего-либо в интересах кого-либо. Это прописано в обновленном законе. Все, что сейчас будет аудировано, посчитано, переведено с баланса ОДТРК на баланс филии, то люди, которые распоряжаются этим имуществом, будут продолжать этим заниматься. Оно не может потеряться, потому что есть директор, который согласился на себя взять эту ответственность.

Сейчас наконец-то за многие годы идентифицировалась работа по приведению этих активов в состояние управляемости. В НТКУ, чтоб вы понимали, 12 га земли под зданием не отведено, у нас земля ничья. и вот, наконец, мы начали это активно делать. Здание НТКУ, «карандаш», не введено в эксплуатацию до сих пор, вообще. А на местах разные истории — вместо парковки жилой дом и так далее. Там без нас уже походили разные люди. Наша задача — описать, внести в уставной фонд, капитализировать и все. Это очень важно.

ПАТ — оно ПАТ, но государственное, особая форма. Мы не можем отчуждать имущество, даже если когда-нибудь кто-нибудь внесет изменения в закон, без решения Кабмина ничего не будет.

Я не знаю, что будет через 2-3-4-5 лет. Мы сейчас апеллируем категориями «как-то будет», да, как-то будет, никто не знает, как будет. Нет готового решения.

Стратегия создания влиятельного инструмента донесения позиции общества до общества и до власти, инструмент контроля обществом власти — это звучит крайне пафосно. Но раньше вы были под губернаторами, а теперь над. Раньше вы ходили, вас утверждали, а сейчас вы под нами, простите, но вы можете говорить губернатору, что ему делать. Это ваша степень свободы. и только наличие здравого смысла, ума и лояльности — это будет использовано либо во благо, либо ничего не поменяется. Но мы не можем перепрошить мозги человеку.

Житомирська ОДТРК:

– Казали, що ОДТРК перетворяться на корпункти. Яким має бути регіональний мовник? Ваше бачення, ваша стратегія, ваша концепція? Чи це кореспондентський пункт, чи це повноцінне телебачення і радіомовлення?

– Я в телекомпании работаю с февраля этого года. Поэтому все, что вы слышали до этого, я не знаю. Я много чего знаю, но это не исходило из моих уст. Есть конкретные действия и конкретные дела. Давайте судить по делам, а не по тому, что когда-то, где-то и как-то неправильно было истолковано, сгоряча сказано, не до конца продумано, в Верховной Раде озвучено.

Есть эмоции, а есть закон. По закону территориальное вещание сохраняется в полном объеме согласно существующим лицензиям. Закон не имеет обратной силы. Поэтому весь объем вещания, все лицензии на все частоты, на все каналы сохраняются на местах.

Я не могу сейчас выступать от имени общественного вещателя, потому что он еще не создан. Я могу говорить только как первый заместитель директора НТКУ. А если бы я был общественным вещателем, то я за то, чтобы региональное вещание сохранилось в полном объеме и полностью отражало интересы громад.

Более того, я за то, чтобы региональные территориальные компании обменивались контентом. Уникальная вещь — когда мы можем сшивать страну, показывая, у кого что происходит. Не обмениваясь непонятными программами, отмывая средства госбюджета, а создавая контент и продукт, где было бы интересно, что где происходит. Либо в рамках сквозной программы, пускай будет условное название «Сшиваем Украину». Вот этим меняйтесь! И показывайте жителям Львова, что происходит на Донбассе.

Все, чего я хочу, — чтобы вы работали качественно, создавали продукт не только для себя, а для всех. Стандарты качества — это вопрос сложный, потому что состоит из двух составляющих: денег и профессионализма. Я не готов сейчас комментировать ваш профессионализм, я не до конца владею информацией по всем ОДТРК и по Житомиру, в том числе, и я не готов комментировать объем денег. Потому что вы не можете показывать красивую картинку, не имея студии, или показывая не в HD качестве, а на пленке. Это сложно.

Поэтому категория планирования четыре года, потому что 4 года будет карт-бланш у того, кто туда придет. За 4 года можно будет многое поменять.

Не бойтесь. Привыкайте к тому, что мы говорим — мы выполняем. Если мы говорим и не выполняем, сообщайте нам об этом, и мы будем, либо объяснять, почему мы этого не сделали, либо признавать ошибки. Давайте по делам судить, а не по слухам. Мы не играем, у нас за спиной ничего нет, нам нечего прятать. Все должно быть прозрачно и понятно для вас.

Володимир Харсанич, Закарпатська ОДТРК:

Ми мовимо на сімома мовами, маємо канал на супутнику й самі піднімаємо сигнал на супутник. Таке питання: штатний розпис. Не можна нас причесати до штатного розпису НТКУ, в якій немає національних редакцій, ми просто не поміщаємося в ці рамки, які нам прислали зараз.

– Вы за название или за работу? Вам нужно название «национальная редакция»? Нет? Так в чем дело? Назовите так ТО. Ищите варианты, мы ограничены этой сеткой, мы не можем нарисовать больше, чем утверждено Кабмином. Назовитесь пока по-другому, мы вас назовем так, как вы хотите, тогда, когда будем делать новое штатное расписание, делать новую сетку, так, как нужно. Сделайте шесть ТО, предложите вариант, как вы это видите, учитывая вашу специфику.

– А в нас ще є котельня.

– Есть бассейны, есть сауны и прочее. У нас своя подстанция, у нас свои пожарники.

– Стосовно продовження ліцензій, ви сказали, що ліцензії переоформлюються. Коли вони переоформляться, вони будуть власністю НТКУ? Чи буде там збережено наше мовлення?

– Да. 100 %.

– Що буде з індексацією при переводі в НТКУ?

– В каждой компании по-разному: одни платили, другие нет. Хотите идти в отпуск — идите, но не на 90, не на 150 дней. А второе — есть прецеденты, когда люди хотят взять деньгами. Но сначала переведитесь в филиал, а потом идите в отпуск. Таким путем вы поймете, что мы гарантируем сохранение отпусков.

Чернівецька ОДТРК:

– Було зауважено, що положення буде буквально завтра. Коли буде затверджено статут НТКУ зі змінами?

– По состоянию на сегодня мы все живем в рамках действующего устава, по действующему уставу НТКУ имеет право открывать филиалы, мы их и открыли. Сейчас вносится в устав три изменения: переподчинение НТКУ комитету, возможность регионального телерадиовещания и возможность национального радиовещания. Эти все изменения вносятся Госкомитетом.

– У контексті переоформлення ліцензії сьогодні складно втримати справжніх творчих креативних людей, люди хочуть знати, що ми робимо з 1 січня. Чи зберігатиметься жанровий розподіл?

– С 1 января по 1 апреля точно ничего не поменяется. Мы не успеем оформить компанию в эти сроки. Чудо бывает, но я думаю, что мы не успеем. Все изменения по структуре, по вещанию, по контенту, по редакционной политике могут быть начаты с 1 апреля, когда будет создана компания. Любые изменения и любая подготовка к этому процессу — вопрос времени, и мы надеемся, что региональные компании будут вовлечены в этот процесс. Я надеюсь, что мы сольемся, посмотрим друг на друга, будем ездить, смотреть, что вы готовы производить.

– Коли почнуться поїздки?

– В октябре. Ничего не поменяется. Поменяется юридическая оболочка. Наша задача — обеспечить людям безболезненный переход. Я не то чтобы соловьем пою, я в это действительно верю, и мы ищем возможности. У меня может не получиться, у людей может не получиться, у юристов может не получиться, но мы делаем то, что мы можем.

Полтавська ОДТРК:

– Зараз у нас період виборів. Нас переводять до НТКУ. Але ще наші компанії працюють і ми в них працюємо, як ми юридично будемо ставити підписи, як хто? Нам законом дозволено займатися позабюджетною діяльністю, рекламою тощо. В кожній організації, я думаю, в колективних угодах прописана мотивація людей, які займаються цією діяльністю. Як буде? Чи це буде єдиний колективний договір з єдиною мотивацією?

– Это не упрек, а констатация факта — еженедельно на протяжении года в НТКУ проходили рабочие группы, их там было 30 с момента создания, где все эти вопросы обсуждались. Из всех глав ОДТРК постоянными участниками были пять или шесть, все остальные были в иллюзиях, что перемена не состоится. Главы ОДТРК всегда знали, они всегда получали от нас материалы по всем рабочим группам, и когда я слышу мифы и слухи ни о чем (это вообще не о чем), ощущение, что вам доносили информацию, либо ею не владея, либо заведомо накручивали вас, что будет как-то вот так. Так не будет. Мы всегда работали открыто. Буквально с зимы все было максимально открыто.

Все контракты, заключенные руководителем ОДТРК на ОДТКР являются действующими до момента их исполнения.

Все филиалы имеют право открывать счета, и мы рассчитываем, что все новые контракты открываются на новые филиалы. Новый спецфонд, и все, что было раньше, сохраняется в полном объеме. Существующие деньги у кого-то дойдут позже, у кого-то, возможно, начнется проблема новых выборов — это будут индивидуальные точечные вещи. То есть, в связи с тем, что лицензии остаются на ОДТРК, политическая реклама идет только со счета ОДТРК и зачисляет только ОДТРК. Вся другая хозяйственная деятельность, которая не привязана к выборам, идет со спецфонда, с расчетного счета филиалов.

Мы говорили, обещали вашим руководителям: мы не претендуем на ваши деньги, поэтому весь спецфонд, который у вас есть, будет потрачен на вас же. Единственное условие — если мы каким-то образом дофинансируем ваши зарплаты из спецфонда, мы хотим получить гарантии от ОДТРК, что вы их потом компенсируете с поступивших денег, потому что ваш спецфонд идет в том числе на доплаты и премии. Надо найти баланс. У каждого отдельная история.

Тетяна Войнаровська, Волинська ОДТРК:

– Ви сказали, що люди, яким не знайдуть посади за штатним розписом, будуть змушені писати заяви про переведення. Небагато, але є люди, які кажуть, що писати вони заяви не будуть, в який спосіб з ними будуть прощатися?

– Сокращение через два месяца. Ликвидация компании. Давайте представим идеальную ситуацию: завтра ваши директора получают подтвержденное штатное расписание филиалов. Есть люди, которые говорят: я боюсь, я принципиальный, я не хочу. Если им предлагают перейти с позиции А на позицию А, а они не хотят, значит через два месяца мы прощаемся, компания не будет ликвидирована еще два месяца.

Ситуация вторая: А первого разряда переходит в А первого разряда. Но если А десятого разряда на А седьмого разряда, то человек пишет: прошу уволить с переводом туда-то по собственному желанию.

 

 

comments powered by Disqus